Главная Депутаты Останкино против «Останкино». У московского телецентра притаился оппозиционный район

Останкино против «Останкино». У московского телецентра притаился оппозиционный район

от Иван Малюков
0 комментарий

Почему на предыдущих муниципальных выборах жители района не дали «Единой России» ни единого мандата?

Говорят, что прямо под Останкинской башней телесигнал ловится плохо: расположенные на большой высоте направленные антенны призваны бить как можно дальше, а внизу образуется непокрытая излучением зона. Не этим ли объясняется, что жители Останкинского района на предыдущих муниципальных выборах не дали «Единой России» ни единого мандата?

Оппозиционный депутат Мосгордумы Максим Круглов в ответ на шуточную версию с пропагандистским излучением улыбается:

«Во всяком случае, именно в Останкино я в 2019 году получил лучший результат по сравнению с другими районами». Мы с Кругловым поднимаемся на 4-й этаж офиса его партии (он возглавляет в столичном парламенте скромную фракцию «Яблока»), на лестнице кто-то из сотрудниц спрашивает, как дела с грядущими выборами. «Большинство [кандидатов] на свободе – уже хорошо», – отвечает.

Но на следующий день задержали ещё четверых «яблочников», включая главу Хамовников, и осудили по статье, которая лишает возможности избираться. 

День матери в «обезьяннике»

– Дело не только в том, что в Останкино живут оппозиционно настроенные избиратели, – возвращается к теме Максим. – Независимые кандидаты там объединились и шли единой командой, умели договариваться между собой. Кроме того, лидер депутатов Сергей Цукасов – очень харизматичный человек.

Харизматичный или нет, но железный – точно. Пока мы расхаживали по Останкино, Сергей отбывал 15 суток в спецприёмнике. Его взяли во дворе после встречи с избирателями – это уже в третий раз, и теперь в новый состав совета избраться он не сможет. На вопрос, за что его всё время сажают, отвечает:

– За участие в несанкционированных массовых мероприятиях. Первый раз было в 2018 году, когда мы в районе устроили День матери. Говорили тогда о проблемах района – в частности, чтобы не строилось колесо обозрения. Остальное – за акции уже «не районного» масштаба и за публикации в соцсетях.

На прошлых выборах Цукасов ещё не был политическим «рецидивистом» и возглавил разношёрстную независимую 
команду – фактически районную партию, которая триумфально взяла в совете 12 мест из 12 возможных (правда, двое потом «переметнулись на сторону префектуры и мэрии»). После того как совет был избран, решили, что любой житель может свободно приходить на собрания депутатов и высказываться. Депутаты, кстати, разных взглядов.

– Каждый год у них проходит ротация председателя совета, – продолжает Максим Круглов. – Так они договорились между собой, и, по-моему, это уникальная история. Конечно, оппозиционному совету тяжело: заседания проходят иногда до часа ночи: споры с управой, с исполнительной властью, друг с другом. Я был там несколько раз: получается такая живая дискуссия.

В нынешнюю кампанию «партию» уже проредили: оставили только 9 кандидатов, троих сняли. Может ли районная демократия закончиться и чего в Останкино больше всего боятся на приближающихся местных выборах? «Дистанционного электронного голосования, – говорит Цукасов. – Лучше вообще не голосовать». 

Останкинский районОстанкинский район

Рыбки в пруду, Акопян в магазине

Останкино с давних пор притягивало богему. Здесь главная усадьба графа Шереметева с его знаменитым крепостным театром: реставрируется, кстати, уже очень давно. Советская элита тоже не обошла район стороной: неподалёку от графской резиденции в зелёном массиве построили дома для космонавтов (как-никак дача Сергея Королёва рядом). Сейчас, правда, свои квартиры в советской элитке покорители космоса в основном распродали: одним из последних «коренных» был Георгий Гречко, его не стало в 2017-м. Зато до сих пор в супермаркетах можно встретить фокусника Амаяка Акопяна – он, говорят местные, живёт где-то в районе Останкинского совхоза декоративного цветоводства (да, совхоз тут тоже есть). 

Монорельс, на котором с удовольствием катаются туристы, остаётся изюминкой-экзотикой. За него пришлось побороться: городские власти планировали закрыть этот транспорт как нерентабельный. Останкинцы были против.

Из вагончика монорельса открывается красивый вид на Дворцовый пруд – аккурат между телебашней и дворцом Шереметева. Зимой на Крещение тут организуют купель, единственную на весь округ. А сейчас сидят рыбаки-гастарбайтеры и время от времени вытаскивают из воды крупную по московским меркам рыбёшку. Рыбёшка, похоже, расплодилась тоже из-за предвыборных страстей: маленьких карасей когда-то запускал в этот пруд кандидат от «Единой России» в Госдуму. 

В целом район выглядит, чего уж там, неплохо. Но районные активисты в своих телеграм-каналах и соцсетях непременно обратят внимание на валяющийся мусор или криво уложенный бордюр. 

Двор дал отпор

Когда правительство Москвы объявило реновацию (снос старых зданий и строительство новых), многие москвичи восприняли это в штыки. Затронул процесс и Останкино: крупный бизнес готов был начать строительство стартового дома во дворе на улице Цандера. Били ковшом экскаватора, как копытом. Но жители окрестных домов воспротивились: «Они хотят разрушить наш двор, нашу детскую площадку, а где нам с детьми гулять?».

Двор на Цандера стал островом свободы: из окон квартир свисали красные плакаты «Нет стройке!» Рядом припарковали старую бордовую «Газель», обвешанную лозунгами «Дом на месте сквера – скверный дом!», «Наше дело правое! Мы победим!» По словам активистов, её даже выкатывали перед автозаками – боевая, в общем, машина.

Здесь же, в центре будущей стройплощадки, стали собираться активисты и депутаты. У дворовой демократии на Цандера была и своя оппозиция: в противовес красным полотнищам с балкона ближайшей хрущёвки свисал черно-белый слоган «Ждём стартовый дом!» Всё это в прошедшем времени, плакатов там больше нет.

– Они просто выцвели, – объясняет Марина Маркелова, старшая по дому на улице Королёва, 9, корпус 2, примыкающему к этому двору. – Да, мы сумели организоваться. Сначала я думала, что буду просто помогать, а оказалась в эпицентре этой истории. Нам пытаются впихнуть коммерческий дом. Сколько разных писем писала (а писала ведь не только я)! Документы левые, все до сих пор в судах, что-то выигрываем, что-то проигрываем. Наш старый дом, например, не ставят на кадастр, а их поставили сразу. Скверик у нас маленький, но дубы вековые, один внесли в охранную книгу России. Куда здесь дом ставить? Во двор приходят из многих домов – пенсионеры, собачники. Эта история нас всех сдружила: праздники сами устраиваем – крепости, горки. Я, например, бессменная Баба-яга. 

Детские праздники Марине Маркеловой ближе, чем политика. В разговоре со мной она несколько раз подчёркивает, что хочет заниматься только домом и двором. И пробует для этого избраться в муниципальные депутаты: говорит, что корочки помогают решать хозяйственные вопросы. 

Как будет дальше, непонятно. Вскоре после того, как останкинские плакаты выцвели, продали и последнюю «Газель» русской демократии. Но в районе надеются, что управлять хотя бы маленькими житейскими вопросами разрешат самим жителям.

P. S. Где ещё Россия не «Единая»
По подсчётам Сергея Цукасова, в Москве восемь ярко выраженных «оппозиционных» районов. Выделяется Гагаринский, где голосует Владимир Путин, там также ни одного представителя «Единой России» избрать не удалось. Самые центральные районы – Тверской, Якиманка – тоже традиционно протестные. Больше всего давления испытал на себе Красносельский совет депутатов, который после прошлых выборов возглавил федеральный политик Илья Яшин. На муниципалитет сначала надавили, заставив Яшина уступить пост председателя, затем объявили его иноагентом, а теперь отправили в СИЗО по статье о фейках, ему грозит до 10 лет тюрьмы. Новый глава Красносельского совета Елена Котёночкина вынуждена была покинуть Россию, а депутат Алексей Горинов приговорён к 7 годам тюрьмы.

Compromat.group

Читайте также

Последние новости

All Right Reserved Criminalleaks